Хронический протест

Хронический протест

Политический кризис в Белоруссии, похоже, перешел в хроническую форму. Несмотря на то что за последние несколько месяцев спецслужбы арестовали либо вынудили покинуть страну всех лидеров оппозиции, протестующие продолжают выходить на улицы. Но забастовки и многотысячные марши так и не подтолкнули президента Александра Лукашенко к диалогу, и он продолжает обвинять всех недовольных результатами выборов в работе на Запад. ОМОН снова перешел к жесткому подавлению уличных акций, а Евросоюз и США в ответ на это вернулись к практике санкционного давления на Минск. Как на протяжении последних месяцев менялась картина противостояния силовиков и протестующих, почему не сбылись опасения Лукашенко о военном вторжении НАТО и каковы шансы на то, что политический кризис в Белоруссии завершится в новом году? Подробности — в материале «Ленты.ру».

Блокпосты под окнами

На улицы Белоруссии до сих пор выходят тысячи недовольных, преимущественно в Минске. Протест за последние месяцы видоизменился, и митингующие, и силовики ищут новые тактики борьбы друг с другом.

С наступлением осенних холодов протестная активность в белорусской столице сместилась из центра на окраины. Из крупных массовых акций, которые раньше захватывали центральные площади, осталась только традиция проводить воскресные марши. В октябре к ним добавился понедельничный марш пенсионеров: пожилые люди выходили с плакатами, осуждающими насилие со стороны ОМОНовцев, и сами этому насилию подвергались.

Хронический протест

Силовики со щитами окружают людей на «площади перемен» в Минске
Фото: Telegram-канал TUT.by

Новыми площадками для проведения ежедневных акций стали небольшие скверы, пространства перед торговыми центрами и даже жилые дворы. Под окнами жилых домов все чаще стали появляться стихийные мемориалы погибшим и пострадавшим от действий ОМОНа, крыши многоэтажек и общественные пространства заполонили бело-красно-белые (или бело-червоно-белые, БЧБ) флаги, которые стали символом несогласия с руководством страны, и другие арт-объекты в подобной цветовой гамме. Люди собирались митинговать на импровизированных концертах во дворах, иногда даже с участием местных знаменитостей разных калибров.

Хронический протест

Граффити в Бресте. Просуществовало всего несколько часов
Фото: Станислав Коршунов / Telegram-канал TUT.BY

Режим отвечает массовыми штрафами за протестную символику, которую не удалось уничтожить при помощи коммунальщиков, причем иногда доходит до абсурда — например, в Гомеле женщин-педагогов в красных кофтах, решивших возложить белые цветы к памятнику благотворительнице Ирине Паскевич, задержали за «одежду политического цвета».

Кроме того, силовики теперь повсеместно используют группировки, состоящие из бывших сотрудников силовых ведомств и сторонников действующей власти спортивного телосложения, так называемых «тихарей». Неофициальные патрули заполонили улицы Белоруссии и принимают наиболее активное участие в задержаниях наравне с ОМОНовцами в форме. Такие группировки могут быть одеты в гражданскую одежду и закрывать лицо масками, а могут носить форму без опознавательных знаков. Именно таким отрядам приписывается резонансное убийство 31-летнего Романа Бондаренко, после смерти которого протесты разгорелись с новой силой.

30 000
белорусов были задержаны во время протестов с августа и подверглись уголовному или административному преследованию, 4 человека умерли после стычек с силовиками (данные правозащитного центра «Весна»)

Ближе к зиме властям надоело народное творчество в красно-белых цветах, с завидным постоянством появляющееся на объектах инфраструктуры. 19 ноября Мингорисполком распорядился создать список «деструктивных» зон города, где наиболее часто выстраиваются цепочки солидарности и проходят собрания демонстрантов. В него попали не только активные дворы, но и целые микрорайоны. Уже на следующий день туда на регулярное дежурство были направлены отряды милиции и чрезвычайных служб.

Позже коммунальщики начали устанавливать во дворах жилых комплексов системы видеонаблюдения. После того как Лукашенко потерял терпение и публично потребовал установить в Минске «образцовый порядок», на патрулирование кварталов были направлены еще и дружины «тихарей». «Время уговоров закончено. Коммунальные службы будут убирать все, что нанесли. И рядом будут находиться сотрудники милиции», — заявил тогда помощник президента Белоруссии, инспектор по Минску Александр Барсуков.

Хронический протест

Фото: AP

И все равно эти меры не принесли ожидаемого результата, хотя жители и стали меньше встречаться на импровизированных «концертах» во дворах. Наиболее активные протестующие уверяют, что присутствие патрулей под окнами вынудило их собираться перед еженедельными акциями в большие группы и следовать к месту митингов вместе, не опасаясь задержаний поодиночке. В случае приезда крупных подразделений силовиков собравшиеся отступают по заранее спланированным маршрутам.

Патрули выставляют чуть ли не каждый день. Но это не мешает собираться большими колоннами у себя в районах. Где-то их численность доходит до тысячи человек. Протестный дух сохраняется

Марина
жительница Минска

Новая протестная тактика помогла существенно сократить число задержаний на акциях. Жители одного района, хорошо знакомые друг с другом с детства, стали чаще отбивать своих друзей у ОМОНа. Если в первые месяцы в автозаки после воскресных маршей попадали более тысячи протестующих, то в последние недели это число не превышает нескольких сотен. Силовикам же не хватает численности, чтобы направлять отряды в несколько десятков точек города сразу. И с приходом весны нет оснований ждать изменения баланса сил.

Пакет за пакетом

Очередной, уже третий, пакет санкций Евросоюза и США против белорусских элит был принят 17 декабря. Евросоюз на сей раз ограничился тремя десятками физических лиц и семью организациями, связанными с руководством страны. В их числе и крупные промышленные предприятия, например, Минский завод колесных тягачей. Под санкции США попали преимущественно силовые структуры: отряд КГБ «Альфа», ГУВД Мингорисполкома и Минский отряд ОМОН. В черном списке Вашингтона также оказался белорусский ЦИК.

Прошу вас не забывать о наших заключенных белорусских друзьях, которые терпят пытки и побои. Они могут не протянуть достаточно долго, чтобы увидеть новый год

Дональд Туск
глава Совета Европы

Но еще до введения третьего пакета было очевидно, что Запад не заинтересован обрывать связи с режимом Лукашенко, который никогда откровенно не был настроен на интеграцию с Россией. Более того, белорусский лидер прямо заявил осенью, что Минск не сможет отказаться от многовекторной политики. Вероятно, поэтому Вашингтон решил не вводить тотальных ограничений и впервые за 12 лет назначил в республике своего посла, им стала Джули Фишер.

Эти настроения разделяет и ЕС. Президент Франции Эммануэль Макрон еще во время введения первого пакета санкций объяснял столь мягкий подход к Минску: Европа не отказывается от диалога с белорусским лидером, но призывает его договариваться с протестующими с помощью западных посредников. Но, конечно, Европа руководствуется не только дипломатическими соображениями в этом вопросе. Дело в экономических связях. Лукашенко уже показал свою решимость в противостоянии с Западом, когда перекрыл транзит белорусских грузов через порты Прибалтики и обрушил экономику региона.

1,74%
составляет доля транзита белорусских грузов в ВВП Литвы. Для Латвии доля белорусских товаров и услуг еще выше — 1,8-2%

Эксперты связывают нежелание ЕС наносить вред белорусской экономике с опасениями, что это еще сильнее может толкнуть Минск в объятия Москвы. В Брюсселе же объяснили такие меры нежеланием вредить частному бизнесу. При этом оставалось непонятно, кого имели в виду европейские чиновники? Во-первых, крупнейшие предприятия Белоруссии находятся в руках государства, а во-вторых, их руководители напрямую связаны с силовиками, военными и непосредственно президентом.

Символические ограничения огорчают лидеров оппозиции. Еще после введения второго пакета санкций член Координационного совета белорусской оппозиции Павел Латушко, бежавший из страны, прямо упрекнул Запад в нежелании способствовать трансферу власти и защищать белорусских граждан. «Не последовало должной реакции — как ни со стороны Европейского союза, так ни со стороны США и других партнеров. Только несколько из наших соседей заняли четкую позицию — это Польша, Литва, Латвия. Были только декларации, но никаких шагов реальных по поддержке демократических преобразований», — заявил он.

Хронический протест

Светлана Тихановская
Фото: Mindaugas Kulbis / AP

Попытки Светланы Тихановской лоббировать мощные секторальные санкции не возымели успеха. Не получила серьезной поддержки в Европе и инициатива экс-соперницы Лукашенко по отключению Минска от системы совершения платежей SWIFT, которая функционирует в стране с 1994 года. В самой республике вероятность ее блокировки в перспективе оценили невысоко. Центробанк республики заявил, что белорусский бизнес и юридические лица смогут подключиться к российской платежной системе «МИР», которая функционирует и в ряде других государств.

«Мне кажется странным, что в санкционном списке так мало людей. Ведь так много людей, которые несут ответственность за жестокость и насилие. В чем дело, Европа думает, что так мало ответственных за это? Я думаю, что Европа могла бы делать намного больше в плане санкций», — заявила разочарованная оппозиционерка после ввода третьего пакета санкций.

«Как в сорок первом…»

Сейчас можно с уверенностью заявить, что попытки Лукашенко раскачать внутренний конфликт до геополитических масштабов и вовлечь в него третьи стороны не возымели успеха. Но он очень активно пытался придать остроту ситуации за счет нагнетания и угроз «военного вторжения», эксплуатируя актуальную повестку. Официальный Минск сразу возложил ответственность за протесты на западные страны и пытался таким образом столкнуть лоб ко лбу с Москвой — ведь военная агрессия против Белоруссии по договору о Союзном государстве является также агрессией против России.

Примечательно, что до выборов Лукашенко придерживался совершенно другой позиции и обвинял как раз Россию во вмешательстве во внутренние дела. Заявления о том, что за противниками Лукашенко стоят «кукловоды из Москвы», впервые прозвучали от белорусских властей еще в июне, после ареста экс-участника выборов президента, бывшего председателя Белгазпромбанка Виктора Бабарико. Тогдашний глава Комитета госконтроля, ныне руководитель КГБ Иван Тертель заявил, что за противником Лукашенко стоят «большие начальники в «Газпроме», а, может быть, и выше». Президент тогда поддержал эту мысль.

Маски сорваны с определенных не только кукол, которые у нас здесь были, но и кукловодов, которые сидят за пределами Беларуси

президент Александр Лукашенко
о задержании экс-председателя Белгазпромбанка Виктора Бабарико

29 июля в Белоруссии задержали 33 наемников из России. По версии Москвы, они направлялись транзитом в одну из стран Африки. Спецслужбы Белоруссии же утверждали, что сотрудники ЧВК должны были организовать массовые беспорядки перед выборами. Лукашенко тогда говорил, что еще один отряд «российских боевиков» переброшен на юг Белоруссии для дестабилизации обстановки в стране, о чем Минск предупредила Украина. Но после выборов и вспыхнувших массовых беспорядков риторика белорусских властей принципиально изменилась. Украина оказалась не информатором, а организатором диверсии и вместе с Польшей и странами Прибалтики получила обвинения в координации и финансировании противников власти.

Разыгрывать «военную карту» на переговорах с Москвой Лукашенко начал прямо с начала августа, как только начались первые протесты. Для добавления веса своей алармистской риторике он использовал тему 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, сравнивал происходящее в Белоруссии с событиями предвоенных лет. 29 августа он выступил с заявлением, что Польша и страны Прибалтики намерены оккупировать западные области Белоруссии. «Советскую армию убаюкали, и в итоге она оказалась не готова отразить агрессию. Я учил историю хорошо и знаю это», — сказал Лукашенко.

Хронический протест

Александр Лукашенко и Михаил Мишустин
Фото: пресс-служба администрации президента Республики Беларусь

Лукашенко на переговорах с российским премьером Михаилом Мишустиным рассказал, что учения НАТО в соседней Польше и Литве являются подготовкой к вторжению сил НАТО в Белоруссию, и потому половина белорусской армии мобилизована и развернута на западных границах государства. Еще один аспект актуальной повестки, который использовал Минск, — это история с отравлением оппозиционера Алексея Навального. На той же встрече с Мишустиным Лукашенко пообещал передать российским спецслужбам якобы перехваченный разговор «американцев Майка и Ника» между Варшавой и Берлином, в котором они обсуждают, что отравление было инсценировано Западом.

Кроме того, в середине сентября на нескольких полигонах Белоруссии по инициативе Минска прошли российско-белорусские военные учения «Славянское братство». Запланированное участие в них сербских военнослужащих было отменено по требованию Евросоюза. В маневрах со стороны России приняли участие около 300 десантников. Лукашенко, желая подчеркнуть поддержку Москвы, утверждал, что учения столкнулись с резким валом критики на Западе. В реальности громких угроз или предупреждений в ответ не последовало. Командующий ВС Литвы Вальдемарас Рупшис и вовсе заявил, что в маневрах отсутствует прямая опасность для НАТО.

Не напугали Североатлантический альянс и учения в рамках ОДКБ «Нерушимое братство — 2020», которые прошли в Белоруссии с 12 по 16 октября. После их окончания российские военные, на длительное присутствие которых рассчитывал белорусский лидер, отправились к местам постоянной дислокации. Президент Владимир Путин, в свою очередь, пообещал не отправлять в Минск российских солдат, пока протестующие не перейдут «красных линий». Позже резерв российских силовиков, который был собран в августе для возможной отправки в Белоруссию, и вовсе был расформирован.

Не мытьем, так катаньем

Не помогли Лукашенко преодолеть политический кризис и обещания грядущего референдума по вопросам реформирования конституции. Осенью белорусские власти демонстративно обсуждали возможность внесения поправок в конституцию, перераспределения полномочий президента парламенту. Тема даже была вынесена на переговоры с Путиным в Сочи и получила одобрение российского лидера.

$1,5 млрд
выделила Москва Минску после переговоров Путина и Лукашенко в Сочи. Кредит пойдет на рефинансирование внешнего долга Белоруссии

Однако вскоре Лукашенко отказался от референдума, намекая, что не собирается уходить в отставку и в 2021 году. Официальный Минск и сейчас препятствует формированию абсолютно всех, даже провластных политических движений, которые в теории могли бы поспособствовать имитации будущих реформ. Так, 4 декабря Минюст Белоруссии отказал в регистрации движения «Единое Отечество», которое возглавляет ярый сторонник президента молодой карьерист Дмитрий Беляков. Последний, впрочем, списал происходящее на саботаж со стороны Мингорисполкома.

«Пока Тихановская и Латушки призывают адептов к протестам и саботажу, исполнительные власти, в частности, отдельные чиновники Мингорисполкома, делают все, чтобы еще больше взвинтить градус гражданского конфликта. Они попросту душат патриотов, лишая их возможности законным путем отстаивать свои интересы», — возмутился 4 декабря Беляков.

Хронический протест

Встреча с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым
Фото: пресс-служба администрации президента Республики Беларусь

Попытки Лукашенко затянуть политическую трансформацию в России встретили не слишком восторженно. Показательным стал визит 25-26 ноября в Минск министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, который публично передал Лукашенко «привет от Владимира Владимировича» и напомнил, что в Кремле ожидают от Белоруссии проведения конституционных реформ, которые были оговорены в Сочи. «Вы выступили с целым рядом инициатив, которые, я считаю, очень важны для белорусского общества. Как президент Путин не раз подчеркивал, мы заинтересованы в том, чтобы эти инициативы состоялись», — подчеркнул он.

Без итогов

Перспектив для прекращения политического кризиса в Белоруссии в 2021 году не предвидится. Раскол в обществе и зачистка лидеров мнений делают невозможными любые попытки Минска имитировать преобразования, считает председатель правления Общероссийской общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия «Украинцы России»», политолог Богдан Безпалько. По его мнению, определять развитие событий в республике в ближайшие месяцы будет внешняя конъюнктура. Сам Минск за неимением иных инструментов продолжит проводить репрессии в больших масштабах.

Люди, которые утверждали, что протест быстро сдуется, оказались не правы. Они не осознавали того раскола в белорусском обществе, который вылился после президентских выборов

Богдан Безпалько
политолог

Масштабы акций могут сократиться с приходом сильных морозов, но сами протесты никуда не исчезнут. «Лукашенко и его окружение рассчитывают на то, что люди зимой просто разойдутся по домам и свое недовольство будут выражать исключительно на кухнях», — подчеркнул политолог. При этом он пояснил, что такая ситуация станет возможной, если убийства протестующих прекратятся полностью. Однако новые смерти не дадут протестам утихнуть, а с наступлением весны лишь разожгут демонстрации с новой силой.

Хронический протест

Кадр: «Беларусь 1»

Серьезно же спутать карты Минску может только вмешательство со стороны Европы или России. Но напрямую контролировать политические процессы в республике пока не намерена ни та, ни другая сторона. «Россия определенно не станет вмешиваться силовым путем. Это спровоцирует еще одну волну санкций со стороны Запада. Зато Кремль может отказать Лукашенко в масштабной поддержке и мягко подталкивать его к реформам Европе сам по себе Лукашенко тоже не мешает особо. Вилка для Запада позитивная: либо у власти останется президент, который высасывает из России ресурсы, но при этом не осуществляет интеграции, либо к власти придут прозападные политики, которые тут же переориентируют страну», — считает эксперт.

Москва определенно заинтересована в окончании политического кризиса в Белоруссии. Она же является единственной внешней силой, которая может заставить Лукашенко покинуть свой пост и обеспечить ему гарантии безопасности в случае мирной передачи власти. Сам Минск уже не в состоянии самостоятельно справиться с международными и экономическими рисками, которые ожидают республику в новом году. Президент Белоруссии за 26 лет своего правления не раз уверял, что новый срок станет для него последним. Нет сомнений, что он попытается продать эту идею и сейчас, однако последствия его грядущих авантюр, как и во все прошлые годы, ожидаемо лягут на плечи России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *