Около 10% преступлений в год раскрывается благодаря базе АИС «ДНК»

Около 10% преступлений в год раскрывается благодаря базе АИС "ДНК"

Около 10% преступлений в год раскрывается благодаря базе АИС «ДНК», сообщил заместитель председателя Государственного комитета судебных экспертиз — главный государственный судебно-медицинский эксперт Юрий Овсиюк, приуроченной ко Дню судебного эксперта (22 апреля), передает корреспондент БЕЛТА.

«База АИС «ДНК» — одна из самых лучших и мощных баз среди стран постсоветского пространства и даже стран дальнего зарубежья. Я точно знаю, что многие страны Европы такой базы не имеют. Что касается количества раскрытий, то порядка 10% преступлений в год раскрывается благодаря базе АИС «ДНК». На мой взгляд, это достаточно эффективная база», — сказал Юрий Овсиюк.

Он отметил, что при создании Госкомитета база находилась в зачаточном состоянии, однако со временем ее стали активно развивать. Особый толчок эта работа получила в 2018 году. В последнее время ежегодно в базу вносится около 25 тыс. объектов. В настоящее время она включает более 400 тыс. образцов.

Юрий Овсиюк заметил, что чувствительность ДНК-исследований очень высокая. «У нас было несколько примеров, когда с мест происшествия изымался материал. Мы видим, что в базе есть образец, однако это не подлинный образец преступника, а имеющий родственную связь. И через эту родственную связь правоохранительные органы благодаря нам выходят на преступника, который получает заслуженное наказание», — рассказал он.

Председатель ГКСЭ Алексей Волков обратил внимание, что эффективность этой работы повышается пропорционально наполняемости базы. «С 2018 года пошла активная работа по наполняемости, естественно, увеличилось количество совпадений, количество информации, которая передается правоохранительным органам для раскрытия и используется потом в ходе расследования уголовных дел. В том числе по мере наполняемости базы удается раскрыть преступления 10-летней, 15-летней давности», — сказал он.

В раскрытии преступлений помогает и база АДИС — автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система, отметил зампредседателя ГКСЭ Сергей Евмененко. Он пояснил, что с учетом принятого в стране закона о государственной дактилоскопической регистрации определенные граждане ставятся на учет. «На сегодня база достаточно обширна. А что касается того, насколько она эффективна, то где-то в среднем за год мы даем около 9 тыс. совпадений следов пальцев рук и ладоней, снятых с мест нераскрытых преступлений, с конкретными лицами. Эксперты работают на месте происшествия и, обнаруживая след, сразу с помощью технических средств передают его в базу. Достаточно часто бывает, что осмотр места происшествия еще идет, а лицо, оставившее свой след, установлено. Были случаи, когда осмотр не закончился, а преступника уже задержали с краденым», — рассказал зампредседателя ГКСЭ.

Еще один из видов учета — учет трасологических следов, следов взлома, следов шин и обуви. «Тоже за последние два года мы автоматизировали этот учет, раньше он велся на территориальном уровне, сейчас — общереспубликанском, что позволяет ускорить работу и проводить идентификационные исследования», — сказал Сергей Евмененко.

Добавить комментарий