Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

200 тыс. кубометров попавшей в теневой оборот древесины, 6 млн рублей, которые недополучило государство, около 20 уголовных дел — и это только за полтора года! Такие цифры озвучил Комитет госконтроля по результатам проведенных проверок. О том, как воровали белорусский лес, рассказывают журналисты АТН в фильме «Серые схемы лесного бизнеса».

Наведение порядка в лесной отрасли — интерес государственный и личное поручение белорусского лидера. Сегодня в объективе — реализация древесины. Ведь продажа того, что по документам является легальной погрешностью, или древесиной низкого качества, и формирует тот самый теневой оборот. Комитет госконтроля уже вычислил ряд серых схем, по которым работали мошенники. Только по предварительным подсчетам за 1,5 года государство потеряло свыше 6 млн рублей.

Как обмеряют лес

Чтобы правильно посчитать, сколько древесины может дать лес, нужны знания точных наук. Это сложные математические расчеты. Например, для точного расчета объем каждого ствола  строится математическая модель кривой, которая описывает дерево. Выходит, как минимум лесник и мастер участка должны на приличном уровне знать высшую математику. Иначе правильно оценить объем, который после рубки уедет с делянки на переработку, — все равно, что стрелять по воробьям. Обмер леса, хоть и производится по науке и формулам, погрешность дает немалую. В учебниках это называется «систематической ошибкой», плюс-минус 10 % — норма.

Если в стране в год заготавливается свыше 25-28 млн кубов древесины, то в теневой оборот может попасть около 3 млн кубометров. И это только в рамках «дозволенной погрешности». Сколько на самом деле леса, как его считают — исключительно на совести лесхозов. И это хорошая лазейка для криминала.

Схема 1: хищение леса прямо на делянке

Мастеру Домановского лесхоза явно было невдомек, что он давно под наблюдением. Лесхоз попал в поле зрения во время выборочной проверки. Найдя нарушения, Госконтроль Брестской области и финансовая милиция к проблеме подошли комплексно. Подключили сотрудников охраны животного и растительного мира. Проследили цепочку от леса до лесопилки. Результат оперативно-разыскных мероприятий — задержание с поличным буквально «на станке». 

Госконтроль установил, что подобная серая схема применялась во многих лесхозах. Итак, как это работает.

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Лесхозу нужно вырубить спелую древесину на площади в 5 га. Мастер лесосеки определяет, что объем растущей здесь древесины составил 1250 кубометров. Но в документы сразу вносится объем за минусом тех самых 10 % погрешности. Эти кубометры лесники изначально выводят в теневой оборот и перепродают налево. Но это не все.

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Заготовленные 1250 кубометров поступают на склад лесхоза. И здесь начинаются новые манипуляции: все тот же мастер лесхоза оформляет древесину второго сорта третьим, а третьего сорта — и вовсе дровяным горбылем. 

Хищение той партии леса в Ивацевичх произошло еще на делянке. Вред возмещен частично. Мастер лесхоза — под уголовной статьей. И среди серых схем это еще не самая занимательная.

Схема 2: покупка деловой древесины по цене дров

Пинский район. Ухоженная территория лесхоза. Работают цеха. Залитый свежий бетон на площадках говорит о готовности к расширению производства. На лицо — наведение порядка и интерес руководства к развитию переработки. Но еще совсем недавно директору лесхоза пришлось давать пояснения финансовой милиции.

Речь идет о системе учета древесины. И это инициатива Комитета госконтроля, которая добавит отрасли прозрачности в работе.

О самой системе и о том, как это работает, чуть позже. Бывшим сотрудникам лесничества, попавшего в сводки Госконтроля, пришлось отвечать не только за урон репутации всего лесхоза, но и за краденый лес. 

Финансовая милиция выяснила, что коммерческой структуре доставалась деловая древесина по цене дров. Как такое стало возможным? Оказалось, что компания-заготовитель была подконтрольна местному лесничему. Сегодня он является одним из фигурантов трех возбужденных уголовных дел. Лесхозу причинен вред на сумму более 9 тыс. рублей. 

Создание работниками лесхозов подконтрольных частных структур, а также семейственность в это сером бизнесе — не редкость. 

В Пинском лесхозе сегодня уже наводит порядок новый руководитель. 

Схема 3: санитарная рубка леса «под честное слово»

Пример Лельчицкого лесхоза только подтверждает — в лесу должен быть жесткий контроль. По словам начальника управления комитета госконтроля Беларуси по Гомельской области Сергея Глобы, есть схемы, которые копируются, но есть и в некотором роде «оригинальные». 

Во время выборочной проверки Лельчицкого лесхоза был установлен факт реализации леса индивидуальному предпринимателю по ценам ниже биржевых котировок. Ущерб государству составил более 124 тыс. рублей. Дальнейшая проверка этого лесхоза вскрыла и другие факты. Санитарная рубка леса частниками «под честное слово» стоила лесхозу потери многих кубометров леса. Частник и созданная им фирма только с одной лесосеки должны были заготовить 172,4 куб. м  древесины. Но лесхозу отдали чуть менее 140 куб. м.

Аналогичные факты — на шести лесосеках. Не переданная лесхозу древесина была похищена.

Схема 4: продажа древесины частникам и дальнейшая перепродажа ее юрлицам

В основе доказательств хищения леса, задержании преступника с поличным, сборе доказательной базы — кропотливая оперативно-разыскная работа. По Хойникскому лесхозу Госконтроль работал вместе с оперативниками УВД. 

Плюс показания сотрудников лесхоза, работа с тоннами бумаг.

Удалось установить причастность ряда должностных лиц лесхоза к серой схеме реализации леса. Под видом дров индивидуальному предпринимателю и физическому лицу из леса отправили более 4 тыс. кубометров деловой древесины. Впоследствии предприниматель продавал ее коммерческим предприятиям. Разницу в стоимости сырья аферист присваивал. Государство терпело убытки.

Суть такой схемы в следующем: обычный гражданин обращается в лесхоз, чтобы купить древесину в заготовленном виде по прейскурантным ценам либо мелкую партию древесины на корню по таксовой стоимости. 

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Однако полученную древесину граждане сами не используют, а передают ее коммерческим структурам для переработки и продажи на экспорт. Зачастую в роли физических лиц (покупателей) выступают мертвые души. Ведь главная цель этих сделок в том, чтобы коммерсанты смогли купить древесину в обход биржи, где цена в несколько раз выше. 

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Резонансные уголовные дела: как воровали белорусский лес

Должностные лица лесхоза продавали деловую древесину в 2-5 раз дешевле биржевых котировок. За полтора года бюджет недосчитался минимум 120 тыс. рублей. 

Реализация делового леса под видом дров установлена в Дубровицком, Партизанском и Хойникском лесничествах Гомельской области. Такой же способ хищения выявлен и на Витебщине.

Чтобы было понятно, поясним. Двухметровая древесина с этой делянки — это дрова, а четырехметровая — уже деловая древесина. Лесхоз продал и ту, и другую в качестве топлива для местной котельной по цене дров. А предприниматель купил у котельной четырехметровую деловую древесину из этой партии, заплатив в 100 раз меньше, чем должен был при покупке на бирже.

Биржевая котировка на такую деловую древесину доходит до 1,5 тыс. рублей за кубометр. Разница между дровами и ценой хорошего леса оседает в карманах. И в данном случае это не просто древесина, а ценная порода — дуб.

Из дуба изготавливают предметы интерьера, мебель, двери, паркет, отделочные материалы. А это уже глубокая переработка и высокая добавленная стоимость. 

Лес вывезен, но пни остались. И качество дубов все еще возможно оценить. Финансовая милиция и инспекция охраны животного и растительного мира работают в тесном контакте. Полевые проверки проводят регулярно, чтобы вывести на чистую воду недобросовестных чиновников и работников лесхозов более мелкого звена.

Схема 5: искусственное создание излишков древесины в процессе ее учета

Лишь на первый взгляд работа по выявлению расхитителей народного достояния кажется рутиной. В Могилевской области, например, операцию по задержанию преступника с поличным пришлось проводить ночью. 

Чериковский район. Работают Кричевский межрайотдел УДФР и Мстиславская межрайонная инспекция животного и растительного мира. Остановлен Volvo — автомобиль частной структуры, занимающей сегмент деревообработки.

Позже стало понятно: этот же помощник лесничего Батаевского лесничества Костюковичского лесхоза вместе с водителем под покровом ночи не раз проворачивал эту схему. Один из эпизодов к уголовному делу — кража  более 20 кубометров делового леса (а это свыше 3 тыс. рублей), который продали жителю Хотимска, занимающемуся переработкой древесины в России.

На одном из складов Батаевского лесничества (который расположен прямо в лесу) хранится ель. Она промаркирована, но давно лежит, начала портиться. Рядом — тоже ель, но без нумерации, диаметры не помечены. Иными словами,  древесина не учтена. Это говорит о том, что любая машина может заехать прямо в лес, загрузить ее, промаркировать и увезти, как собственную. 

Схема 6: использование аффилированной компании-посредника при продаже леса за границу

Интересный факт вскрыт в Климовичском районе. Остановленная машина везла деловую древесину. В документах на первый взгляд все было отлично. Но при детальном изучении выяснилось, что древесина вывозилась не из места, указанного официально. Оказалось, другие экземпляры транспортных накладных, которые остались в лесничестве, и вовсе были на дрова.  

Госконтроль выявил и другие, еще более хитроумные схемы. 

Частники, работа с ними лесхозов, как выяснилось, весьма интересная тема для углубленного изучения. Истина простая: где выгода — там и бизнес. А в регионах, богатых лесом и с развитыми деревообрабатывающими предприятиями, с близостью к границе, выгода очевидна.

Контролеры проверили общество с ограниченной ответственностью. Вскрылась серая схема, которая позволила компании какое-то время уклоняться от налогов.  В экспортную цепочку поставок за границу древесины белорусских лесхозов вклинили аффилированную компанию-посредника. Черная прибыль предприятия росла вместе с убытками для государства.

Фактически белорусское «зеленое золото» поставлялось в Западную Европу по значительно более высокой цене. Но назад в Беларусь возвращалась лишь 1 единица рубля с единицы лесоматериала. Вся остальная прибыль оседала в карманах мошенников. 

Такая нелогичная логистика легла в основу уголовных дел и в Пинском районе. В  поле зрения правоохранителей попал учредитель двух крупнейших в Пинске и Пинском районе частных предприятий. Специализация — распиловка, обработка, пропитка древесины. У каждого — пилорамы, склады, транспорт и штаб работников во главе с директором. Фактическое руководство — за учредителем.

Германия, Бельгия, Нидерланды. В продаже на экспорт по выгодным ценам, казалось бы, должен быть плюс для всех. Но в цепочке поставок — подконтрольная учредителю коммерческая структура Сингапура. Для тех, кто не знает: условия работы сингапурских компаний фактически оффшорные. Добавим к этому расчетный счет где-то в европейском банке, поблизости, у соседей — и идеальная схема готова. В данному случае расчетный счет был открыт в Латвии.  

По указанию учредителя коммерсанты готовили липовые сопроводительные документы на отгрузку пиломатериалов в адрес сингапурской компании. На самом деле товар поставлялся напрямую европейским заказчикам. Фиктивные документы ложились в бухгалтерию предприятия, а реальные отправлялись вместе с переработанным лесом конечному покупателю.  При этом стоимость пиломатериалов повышалась в 1,5-2,5 раза. Как рассказал начальник Пинского межрайонного отдела УДФР Комитета госконтроля Беларуси по Брестской области Владимир Олесик, государству причинен ущерб в виде неуплаты налога на прибыль на сумму более 1 млн рублей. 

Новая система учета древесины — как это будет работать 

Лесник с планшетом в руках измеряет диаметр сложенных в штабеля стволов. Тут же делает пометку на спиле, параллельно заносит данные в электронную систему учета. Сколько заготовили в этот день древесины и где конкретно была рубка теперь легко проверить.

Уже с середины августа 2021 года белорусские лесхозы должны работать по-новому. Написаны программы, все централизованно. Информация о каждом бревне из леса будет храниться на серверах.

Появись такая система чуть раньше, многих уголовных дел можно было бы избежать, а вместе с ними и потерь для государства, исчисляемых миллионами рублей на теневых продажах леса.

Итак. Серые схемы раскрыты. Деятельность лесхозов под контролем. И криминальный лесной бизнес начинает понимать, что заниматься этим в Беларуси невыгодно, перемещение древесины уже видно с любой точки, где есть интернет. Новая система учета — это фактически цифровизация заготовки древесины в лесхозах. Никакие погрешности в рамках формул уже не спасут. И цифры, озвученные в Госконтроле, тому подтверждение. За полтора года плотной работы по наведению порядка с реализацией леса ведомством установлено порядка 200 тыс. кубометров древесины, попавшей в теневой оборот. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *